Алексей Черемисов молодой писатель рассказы ужасы мистика
Ночевка
Короткие рассказы / Декабрь 26, 2016

1. Сегодня я наконец-таки уехал от цивилизации и у меня будет возможность насладиться обществом своих мыслей и красотой зимнего леса. У меня есть еда, у меня есть топор, у меня есть лопата, приобретенные в долгих походах навыки, и сегодня я решился осуществить свою давнюю мечту – заночевать в зимнем лесу. И я, к слову, несказанно горд своей решимости. Чуть не забыл, сегодня мой день рождения и это подарок самому себе. Короткий день и очень долгая ночь полного одиночества вдали от суеты, лживых поздравлений и никому не нужных однодневных улыбок под фразы «искренне тебя поздравляю» или «эй, привет, а кто это у нас именинник, ну с днём рождения!». К черту. Сегодня лес, снег и ветер мои лучшие друзья и мои злейшие враги. Я прошел уже довольно-таки много после того, как вышел на полузаброшенной, продуваемой всеми ветрами станции. К моему удивлению там даже кое-где было почищено от снега, а может и какой-нибудь дед-сторож даже обходил станцию, впрочем, я его не видел, просто подумалось. Я еще раз проверил всё ли на месте, проверил как сидит рюкзак и двинулся в путь. Пока шел по полю от станции виднелись редкие деревенские дома обитателей здешний мест. День был замечательный, солнце яркими отблесками играло на насте, а…

Предупреждение
Короткие рассказы / Июль 22, 2016

Монах стоял меж каменных зубцов стены древней крепости и глядел в сторону высоких гор, где потоком черных небесных красок собирались тучи. У ног его терся старый рыжий кот, вечно голодный и наглый, но так напоминавший им всем яркое солнце, что уже давно потеряно за изуродованным куполом неба. Монах вздохнул, поднял на руки мурчащего кота и молча спустился со стены в келью, под спокойные, полные умиротворения, взгляды послушников и других монахов. Нежно опустив кота у порога, он прошел на середину кельи, где встал у пюпитра и начал старательно записывать то, что давно должен был записать, ведь время оставило ему лишь мгновенье жизни дабы мысли свои он мог увековечить на лоскуте бумаги. Писал он медленно, выводя каждую букву, вкладывая весь смысл и свое настроение. И была земля; И были огонь, вода, ветер; И горы разрывали своим острием небо; И дивным зеленым ковром покрывали землю трава, да деревья; И ветер нес семена их; И вода несла в себе жизни соки; И человек пел, да танцевал; И шли годы; И шли столетия; И в годах радости и веселья стал глуп человек; И зло в сильнее добра стало; И забыты стали сказанья; И проснулся из небытия Фаракх; И никто не видел его; И заняты все…

Подсчет голосов
Короткие рассказы / Июль 22, 2016

Сергей Васильевич сидел в своем рабочем белом кабинете, нервно куря, как ему казалось, последнюю сигарету. Почему последнюю? Он обещал себе, если выиграет выборы, то откажется от смоляной привычки раз и навсегда, а еще лозунг «бороться за здоровье нации» был в его предвыборной компании. Сам он не понимал, что значит «бороться за здоровье нации», ведь это дело не только государственное, но и, несомненно, личное дело каждого человека, но Сергей Васильевич был уверен, что борьба с курением должна быть частью борьбы за здоровье. Как это будут пояснять людям доктора или его подчиненные в неравной схватке с маркетологами и привычками, его не касается – он скажет, а они сделают. Скажет, обязательно, и много чего скажет, если выиграет. А пока он сидел всё в том же кабинете и ждал, а взгляд его был устремлен на огромный телевизор на стене, что показывал голоса избирателей. … «Ну, как он?» — спросил Виталий Олегович, чуть поправляя свои, нелепо смотрящиеся на старом лице, молодежные очки, — «Опять курит свою последнюю сигарету» — усмехнувшись, ответила его заместительница Виктория. «Ну-ну. И результатов, наверное, ждет?» «Несомненно, Виталий Олегович» Они еще немного постояли, смотря сквозь стекло двери, и удалились. … Время тянулось долго. Сергей Васильевич мысленно сравнивал время с патокой или медом….

Шалость
Короткие рассказы / Апрель 6, 2016

Мерное горение свечи чуть освещало пространство вокруг и выхватывало из темноты детали старого интерьера. Если бы не огонь, тут была бы непроглядная тьма, что в сочетании с глухой тишиной с каждой секундой бы пожирала сознание. Я уже и не помню, когда возникла эта странная идея — взглянуть в тьму зеркал и попытаться увидеть там, что-то кроме своего отражения, да бликов огня. Сидя тут я осознаю, что не все так просто, что мой разум сам придумает, то, что я хотел бы разглядеть в бесконечном коридоре зеркал. И уже сейчас, на миг, но стойко проявляется ощущение, что нечто стоит у меня за спиной, когда я отпускаю свой взгляд на пламя свечи, но поднимая его, я лишь смотрю на отражение двери в зеркале. Мои страхи нарастают и они не беспочвенны. Волнение, как и страх, усилились в тот момент, когда два зеркала встали друг напротив друга. Бесконечный коридор отрывистых и повторяющихся, полностью одинаковых участков этой, погруженной во тьму комнаты. Пламя начинает дожать из-за движения руки и вскоре снова вытягивается в привычную фигуру. Время течёт медленно, медленны и осторожны и мои движения, воздух густой и наполнен чем-то, явно не из этого мира. Страх всмотреться в зеркала велик, ибо я был наслышан об ужасах, что могли…

Снова жить
Короткие рассказы / Февраль 25, 2016

Он сидел на берегу мелкой речки, опустив ступни в мокрый мелкозернистый песок, позволяя ему и воде томно обволакивать их. Речка была холодная, быстрая, подпитываемая сотнями подводных ключей, что били каждые пятьдесят-сто метров вверх по течению и, будто кровеносные сосуды наполняя её и всё вокруг жизненными силами, они били ледяными потоками, позволяя порой расслабиться у воды, в течение длинного знойного дня. Ему нравилась вода и мокрый песок. Еще больше ему нравилось небо, поражающее своей бесконечностью, чистотой и пустотой. Ему не нравился мерзкий серый ил, по которому, погружаясь чуть ли не по колено, ходили те, кто жил ниже по течению, и он не хотел оказаться там же. На заре своей юности, когда он еще летал и парил в этой великолепной синеве неба, размашисто раскидывая свои большие красивые крылья, единым движением управляя направлением полета, он и не думал о воде или земле, это то, что было внизу, нечто маленькое и почти незримое с высот его полетов. Он летал долго и высоко, был сильным и устремленным, сильным в полете и устремленным вверх, выше и выше, до невидимого купола неба, где он уже не мог дышать и подниматься к обжигающему тело Солнцу. Теперь у него нет крыльев, и он почти уже забыл какими они были,…