Алексей Черемисов молодой писатель рассказы ужасы мистика

Предупреждение

Июль 22, 2016

Монах стоял меж каменных зубцов стены древней крепости и глядел в сторону высоких гор, где потоком черных небесных красок собирались тучи. У ног его терся старый рыжий кот, вечно голодный и наглый, но так напоминавший им всем яркое солнце, что уже давно потеряно за изуродованным куполом неба. Монах вздохнул, поднял на руки мурчащего кота и молча спустился со стены в келью, под спокойные, полные умиротворения, взгляды послушников и других монахов.
Нежно опустив кота у порога, он прошел на середину кельи, где встал у пюпитра и начал старательно записывать то, что давно должен был записать, ведь время оставило ему лишь мгновенье жизни дабы мысли свои он мог увековечить на лоскуте бумаги. Писал он медленно, выводя каждую букву, вкладывая весь смысл и свое настроение.
И была земля;
И были огонь, вода, ветер;
И горы разрывали своим острием небо;
И дивным зеленым ковром покрывали землю трава, да деревья;
И ветер нес семена их;
И вода несла в себе жизни соки;
И человек пел, да танцевал;
И шли годы;
И шли столетия;
И в годах радости и веселья стал глуп человек;
И зло в сильнее добра стало;
И забыты стали сказанья;
И проснулся из небытия Фаракх;
И никто не видел его;
И заняты все были наживой, да похотью;
И не заметил никто, как чернела земля;
И трава стала горькой, да жухлой;
И деревья в лесах загрустили;
И вода потеряла сладость свою;
И ветер больше выл да яростно бил в городские стены;
И из семян вырастали лишь черные стебли;
И сильнее становился древний Фаракх;
И поднимал он из черного чрева детей своих многочисленных;
И это видел человек, да был слаб;
И нарек человек их демонами и тварями, дабы оправдать свою слабость;
И твари, и демоны пошли по земле;
И животные ими становились;
И числом их была тьма;
И человек не был уж хозяин земли;
И почернела трава;
И скручены были деревья;
И ветер стал домом темных созданий Фаракха;
И вода стала ядом для человека;
И лишь тогда поднялся человек;
И дал битву несметным ордам Фаракха;
И потерпел поражение;
И длань темного бога пронеслась землей;
И стали твари, да демоны есть плоть человеческую, и пить кровь человеческую;
И дрались единицы до последнего вздоха;
И тоже погибли;
И лишь в последний миг победили они зло в себе;
И коли прочтешь эти строки будь внимателен;
И узри зло вокруг, да не дай ему стать сильнее;
И предупреждение это сохрани и носи на устах своих;
И не придет через долгие лета в ваш мир темный бог Фаракх;
И силы его иссякнут прежде, чем он проснется.
Монах подписал строки, отложил перо и аккуратно свернул свиток. Нежно держа его в одной руке, другой он взял с кровати меч. Выйдя из кельи он, через внутренний двор, прошел в большую залу, украшенную барельефами древних сражений. Прошагав через всю залу возложил свиток во свет, что ярким лучом уходил в далекое недоступное небо, пронзив его тьму. Это был последний свет, что мир дал человеку, а человек миру.
Снаружи раздался гром, и где-то вдалеке ревели твари, да демоны. Монах, чуть промедлив, медленно отошел от света, раскрыв ладонь и отпустив свиток, что молнией унесся ввысь. Монах прикрыл глаза и пошептах последние свои слова. Когда он вышел из залы во двор, небо плакало черные слезами, а гром гремел громче всех барабанов, отыгрывая смертельный гимн орд Фаракха. За стеной уже слышались визги и рыки, кто-то злой и могучий бил в ворота, сотрясая их своими ударами, над крепостью, во тьме неба, летали изувеченные гадкие вороны. Послушники и монахи смотрели на него и каждый молчал, и взгляд их был чист и ясен, словно летнее небо. Он прошел сквозь ряды, не говоря ни слова, но смотря в глаза всё сказал. Он встал спиной к воротам, от которых уже пахло мертвечиной и гнилью, чуть поклонился стоящим перед ним братьям, те поклонились в ответ и подняли свои мечи. Теперь каждый смотрел на ворота и в лицах их была готовность умереть, а после жить дальше, смирение и сила, взгляд, в котором их добро наконец искоренило зло.
…И монах развернулся, да вскинул меч;
И в этот миг разломаны были ворота;
И тьма тварей и демонов ринула на их ряды;
И каждый бился до конца;
И терзали твари их плоть;
И отрывали твари их плоть;
И разбиты были они;
И никто в сражении этом не сделал и шага назад;
И погибли они с улыбкой на устах;
И бросились твари на тела их;
И остановил тварей Фаракх;
И все удивлены были;
И подошел он к телам послушников, да монахов;
И каждому смежил веки;
И велел предать тела огню;
И остановил для этого бурю, да ветер;
И развеял прах их со стены крепости;
И тем оказал им неведомое почтение;
И тем, кто прочтет сие строки я окажу почтение;
И если тверды, как они будете — не проснусь в вашем мире.
Темная жилистая рука большим когтем дописала строки и свернула свиток. Как прежде монах, Фаракх возложил его во свет, дождавшись пока тот достигнет неба, разрушил камень света. И ушел, ждать тысячи лет, пока человек вновь не родится в этом мире, или зло не победит добро в другом.

Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *